ХБМ920-70+.jpg
Издание Правительства и Законодательного Собрания Челябинской области
Сегодня Четверг, 19 Января 2017, 09:41

Лист ожидания. Количество трансплантаций органов в Челябинской области растет

21 Ноября 2016 Автор: Екатерина Сырцева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Лист ожидания. Количество трансплантаций органов в Челябинской области растет

Несколько жителей Челябинской области впервые получили «Орден Данко» за вклад в развитие трансплантологии на Южном Урале.

Среди них — две матери, которые отдали свои почки для пересадки собственным детям, женщина, которая решилась родить после трансплантации, первая пациентка с пересаженной печенью, а также первый и сотый реципиенты с пересаженной почкой. Эти южноуральцы на себе испытали, что такое трансплантация и не понаслышке знают, что такое жизнь до и после пересадки органа.

Пример для жизни

Элина З. из Магнитогорска — сотый пациент в Челябинской области с пересаженной почкой. После нескольких процедур гемодиализа врачи предложили женщине встать в лист ожидания. Донор появился уже через полгода, хотя нередко пациентам приходится ждать по 6-8 лет. Потому не все доживают до того момента, когда появляется орган для пересадки.

— Я сразу же приехала в Челябинск и после обследований в тот же день легла на операцию, — вспоминает Элина. — Врачи работали всю ночь с перерывом на 15 минут. Пересадка прошла успешно, и уже через несколько дней я вернулась к полноценной жизни. Сомнений до операции у меня не было, потому что проводится тщательный отбор донорских органов, они проверяются на вирусы, инфекции. После пересадки прошел год, и за это время не было никаких проблем.

В 2015 году Нина Ф. стала первой пациенткой на Южном Урале, которой пересадили печень. Трансплантация органа потребовалась после курса химиотерапии, из-за которого печень вышла из строя. Донор, как и в первом случае, не заставил себя долго ждать: в апреле пациентку внесли в лист ожидания, а уже в сентябре была проведена операция.

Еще одна история доказывает, что трансплантация почек не может помешать женщине родить в будущем здорового ребенка.

— В 2004 году на фоне беременности у меня отказали почки, — поделилась своей историей Любовь М. — Ребенка спасти не удалось. Я начала проходить гемодиализ и 3 года ждала почку. После пересадки я снова решила попробовать забеременеть. В Челябинской области это был первый прецедент. Сейчас малышу 3,5 года, и мы с ним прекрасно себя чувствуем.

Примером родственного донорства стала еще одна семья.

— Когда гемодиализ перестал помогать моей дочери, и потребовалось срочно пересаживать почку, у меня не было сомнений, отдавать или нет свой орган, — призналась мать Ирина. —Операция прошла успешно, но через некоторое время с донорской почкой началась та же проблема — она стала сморщиваться и перестала функционировать. Поэтому в 2016 году дочери провели еще одну трансплантацию. Теперь все хорошо.

трансплантация-в-области_внутрь-текста_DSC7516.jpgЮжноуральцы, которые внесли вклад в развитие трансплантологии на Южном Урале, были отмечены почетным знаком «Орден Данко» на прошедшей в Челябинске конференции, посвященной вопросам пересадки органов. В мероприятии приняли участие более 100 специалистов из Челябинской, Свердловской, Курганской областей, а также представители Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова (Москва).

Сердце через год

По оценке московских специалистов, Челябинск является одним из крупных развивающихся центров трансплантации в России. Здесь работают энтузиасты, которые готовы развивать сферу трансплантологии и дальше.

— Первая пересадка почки в 2009 году дала толчок для развития системы трансплантологии на Южном Урале, — отметил главный врач Челябинской областной клинической больницы Дмитрий Альтман. — Сегодня ЧОКБ является основной госпитальной базой для проведения трансплантации, работает в тесном сотрудничестве с медучреждениями Свердловской, Курганской областей, Федеральным научным центром трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова. Наша главная мотивация — сохранить жизнь и здоровье как можно большему количеству людей.

По словам министра здравоохранения Челябинской области Сергея Кремлева, с 2009 года на Южном Урале было проведено 105 трансплантаций, из них — 103 операции по пересадке почки и 2 — по пересадке печени. Еще 150 пересадок было выполнено южноуральцам в федеральных учреждениях (35 пересадок печени, 15 — почек, 6 — сердца и 94 — костного мозга).

— Эти цифры говорят о том, что потребность в таких операциях есть. Поэтому для развития трансплантологии реализуется программа, по которой 25 % средств выделяются из федерального бюджета, 75 % — из областного, — добавил министр. — Есть и перспективы: мы надеемся, что в следующем году удастся провести пересадку сердца.

Донор после смерти

По словам академика РАН, главного трансплантолога Минздрава РФ, директора Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. ак. В.И. Шумакова Сергея Готье, лист ожидания всех медучреждений, которые занимаются пересадкой органов в России, включает более 4 000 пациентов.

— Исходя из мирового опыта, это низкий показатель. Он означает, что далеко не все люди, которым нужна трансплантация, попали в этот список. Он должен быть как минимум раза в два больше, — добавил Сергей Готье. — В год мы выполняем только тысячу операций. А 3000 человек ждут и непонятно, сколько будут ждать. К ним прибавляются новые пациенты. Необходимо увеличить число трансплантаций по стране в 10 раз. Тогда мы будем успевать за национальной потребностью в данном виде операций.

По мнению экспертов, проблема здесь не только в материально-технической базе и нехватке специалистов. Серьезным вопросом остается отношение россиян к донорству и готовность жертвовать своими органами после смерти. В целом по России число случаев посмертного донорства составляет всего 3 человека на 1 миллион населения (в Челябинской области — 2,6 человека на 1 миллион населения). Выше показатели (более 10 человек) — в Москве, Санкт-Петербурге и Московской области. Для сравнения специалисты приводят пример европейских государств. К примеру, в Испании число посмертных доноров на миллион населения составляет 35 человек. При этом 98 % испанцев активно согласны стать донорами. В то время как в России ситуация противоположная.

— Наши пациенты еще не привыкли к таким операциям, — констатирует главный трансплантолог минздрава Челябинской области Алексей Барышников. — Большинство из них почему‑то считают, что гемодиализ — более безопасный метод лечения. А о том, что он приводит к ряду серьезных осложнений и госпитализации, никто не задумывается. Сохраняются предубеждения и против посмертного донорства. Законодательно врач имеет право спросить у пациента, готов ли он отдать свой орган после смерти. Однако, как правило, за этим следует крайне негативная реакция со стороны родственников пациента.

— Нам нужно сформировать правильное отношение к посмертному донорству, — заключил Сергей Готье. — Люди должны понять, что органы их родственников еще могут послужить многим людям, чтобы они могли жить, чтобы у них не было горя. В 2015 году в России было проведено 325 трансплантаций печени, в то время как нужно проводить минимум 2000 таких операций.

Кстати, среди тех, кому нужна помощь, — и дети. В России потребность в трансплантации почек маленьким пациентам составляет 300—400 человек в год. При этом выполняется только 50–70 операций в год.
17.01.2017 | 16:02
Виртуальный ЖЭК. Челябинские ученые придумали компьютерный «детектор» угрозы обрушения дома

Возможно ли «поверить алгеброй» сомнительную гармонию нашего ЖКХ? Как создать виртуальный «сейсмограф», который засечет первые симптомы критического износа жилья?

17.01.2017 | 14:16
Светлые люди. Они звонят из космоса и спасают людей

В минувшее воскресенье на сцене Челябинского театра драмы имени Наума Орлова в 13-й раз прошла церемония вручения премии «Светлое прошлое».

Вчера | 15:55
«Золотые» маски. Аптеки завышают цены на средства индивидуальной защиты

По результатам работы проекта «Народный контроль» выяснилось, что стоимость процедурных масок подскочила на 222 %.

Вчера | 13:50
Необычный мастер-класс. Челябинцев обучат наскальной живописи

Пригодится ли такое умение в «каменных джунглях», узнают посетители Исторического музея Южного Урала.

Новости   

2712-5.png

2712-3.png

YuP.png

Попади180x150.jpg

180-200.jpg

Баннер_180х240.jpg

240x80-gub.jpg

Азбука_180 150.jpg




180х150.png 

 Строим храм вместе
Спецпроекты