И потекла казачья кровь… Почти век назад на Урале начался исторический террор

23 Января 2017 Автор: Марат Гайнуллин
И потекла казачья кровь… Почти век назад на Урале начался исторический террор

В эти дни 98 лет назад в России начались массовые репрессии в отношении казаков. О том, как этот кровавый каток прокатился по уральской земле, рассказывает магнитогорский историк и краевед Геннадий Васильев, ставший автором шести томов Книги памяти жертв политических репрессий, издававшихся с 2009 года.

В октябре 2017 года выйдут в свет два очередных тома (VII и VIII) Книги памяти жертв политических репрессий в отношении жителей Магнитогорска и прилегающих сельских районов. А это значит, что будут восстановлены фамилии еще 10 тысяч жертв сталинского геноцида и пострадавших.

Однажды 100 лет назад

— Геннадий Александрович, должно быть, не случайно то, что очередных два тома Книги памяти жертв политических репрессий выйдут в октябре 2017 года, когда будет отмечаться 100-летие Октябрьской революции?

— Конечно же, не случайно. То, что началось 100 лет назад, нам, современникам, еще предстоит переосмыслить. А это не так просто, ибо многие поколения советского периода выросли на идеях коммунизма и Советской власти.
Не случайно еще и потому, что я себя лично считаю прямым потомком казачьего рода. Имею на руках подтверждение, что мой прадед и прапрадед Васильевы (на снимке) были атаманами Обручевской станицы до 1917 года, в 20-х годах были арестованы и сгинули в концлагерях… Кстати, 24 января 2019 года исполняется тоже 100 лет со дня подписания большевистским руководством директивы о «расказачивании».

Уже много лет занимаясь вопросами восстановления памяти жертв политических репрессий, я встречал факты так называемых внесудебных приговоров в период Гражданской войны. Особого значения этому не придавал: ну, мол, могли быть ошибки у только что пришедшей к власти политической силы, большевиков. А сам сведения о жертвах репрессий 1920–1922 годов вносил в Книги памяти. Но вскоре, к своему ужасу, убедился: это были и не ошибки вовсе! Это были четко спланированные акции по отношению не только к тем, кто сопротивлялся действиям большевиков, но и к сомневающимся.

«Казачий узел»

— Акции были и по отношению к казакам?

— В большой степени! В России до 1917 года проживали более шести миллионов казаков. В революционных событиях на начальном этапе казачество заняло позицию нейтралитета. Но события развивались столь стремительно, что казаки встали перед необходимостью выбора. «Казачий узел» большевики разрешили революционным путем. Идеологи мировой революции объявили их «опорой самодержавия», «контрреволюционным сословием». Вот что писал Ленину один из них, советский государственный деятель Исаак Рейнгольд: «Казаков, по крайней мере огромную их часть, надо рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и заигрывание с казачеством: ни на минуту нельзя забывать, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица — вооруженный лагерь, каждый хутор — крепость».

— Но вернемся к тому историческому документу от 24 января 1919 года, принятому на заседании оргбюро ЦК РКП(б)…

— Да, в тот день было принято циркулярное письмо ЦК об отношении к казакам, где четко прописано: «Учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. И далее… провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью». Приказано было конфисковать хлеб и другие сельхозпродукты, провести полное разоружение, уравнять казаков в правах с иногородними и прочими. Под террор попадало подавляющее количество казаков-уральцев.

Поощряя террор…

— Вряд ли о таком важном постановлении не знал Ленин…

— Конечно же, знал! И не только знал — поощрял эту акцию. Известны его ремарки: «…Надо поощрять энергию и массовость террора». А применять его стали с 5 сентября еще 1918 года, когда СНК принял постановление о «красном терроре». Его суть — массовые аресты, взятие заложников, массовые расстрелы. Красный террор, в отличие от белого, применялся к мирному, безоружному населению. Директива ЦК о массовом терроре положила начало расказачиванию — чудовищному ограблению и истреблению народа, а казаки все фактически оказывались вне закона и подлежали истреблению если не пулей, так голодом. На казачьи земли хлынули безземельные крестьяне из соседних областей и особенно казахи Букеевской орды (вассальное казахское ханство в составе Российской империи, существовавшее в 1801-1845 гг.в междуречье Урала и Волги. Административно входило в Астраханскую губернию. — Прим. авт.).

Справедливости ради отметим, что даже в период революции 1905-1907 годов, когда под революционными лозунгами активизировались уголовные элементы и прокатилась волна погромов, прежняя власть не отступала от норм права и не обрушивала на своих противников репрессивные меры. Предпринимаемые царскими чиновниками действия находились в правовом поле, и под уголовное преследование подпадали лишь виновные в совершении конкретных преступлений, а не их семьи.

Сгубили всю станицу

Репрессированные-атаманы-Васильевы-0029.jpg— Вам известны случаи таких расправ и в Челябинской губернии?
 
— Масса примеров! Такие расправы чинились в Кизильском, Агаповском, Нагайбакском, Полтавском (ныне Карталинский. — Прим.авт.) районах. На сегодня могу говорить о массовых расправах в 1920 году в Верхнеуральском районе в станице Краснинской.

Только в один день 20 октября 1920 года аресту подверглись сразу 65 краснинцев! Почти вся казачья станица! Это были честные воины. Практически все прошли германскую или Гражданскую войны. Правда, не все начинали Гражданскую на стороне Красной армии, но к моменту демобилизации входили в ее состав. Практически все были хлеборобы. Любили землю-кормилицу, любили свою станицу и весь наш край. Жили мирно, рожали детей и воспитывали в крестьянском — казачьем духе. Грамотными они не были, могли лишь ставить подпись.
 
— Кто же они были, эти первые жертвы политических репрессий Советской власти?
 
— Самому молодому казаку, Саше Потюкову, было 17 лет. Самым старшим был 69-летний Семен Борзенков. Единственной женщине, Вере Николаевой, было 65 лет, столько же Ивану Гречукову, 60 лет было Ивану Шутову. Все имели семьи, за исключением 17-летнего Саши.

В семье Ивана Подставкина детей не было. В отношении четырех семей не удалось установить количество детей. Были семьи многодетные. Так, в семье Михаила Косогорцева было 10 детей, по 9 детей было в семьях Якова Травкина и Ефима Шутова. После ареста глав семейств без средств к существованию остались 247 детей!

Вот так начала зарабатывать свой авторитет новая власть и ее идейный вдохновитель — партия большевиков...
 
— Сегодня они реабилитированы?

 — Вообще массовые репрессии начались с 1920 года. По понятным причинам невозможно восстановить имена всех репрессированных первых лет Советской власти. Из 65 человек трое не реабилитированы по сей день: Иван Аитов и Илья Мельников, приговоренные к пяти годам концлагерей, и расстрелянный Григорий Ломовцев. Из 65 человек 20 приговорили к высшей мере наказания, то есть к расстрелу. Уже 1 декабря 1920 года, то есть ровно через пять дней после вынесения приговора, все они были расстреляны.
 
Справедливость восторжествовала лишь через 72 года, когда 62 из 65 жителей станицы Краснинской были реабилитированы посмертно.

Я выражаю искреннюю надежду, что потомки репрессированных (и не только!) примут посильное участие в издании Книг памяти. Надеюсь и на глав районов юга Челябинской области, которые примут решение о пополнении этими изданиями библиотек сельских поселений. Всем заинтересованным лицам можно звонить по телефонам: 8(3519)285884; 89030903275. Или писать по электронному адресу: repressii-mag@mail.ru.

Вчера | 14:52
Детсады взяли на заметку. Почему губернатор вынужден проверять бюджетные стройки

Глава региона Алексей Текслер отложил все дела и изменил рабочий график, чтобы неожиданно проинспектировать бюджетные стройки, которые возводятся в рамках национального проекта.

Вчера | 13:38
Дипломы на экспорт. Как сделать Южный Урал привлекательным для иностранных студентов

Количество зарубежных студентов южноуральских вузах к 2024 году должно увеличиться вдвое. Такую цель преследует нацпроект «Образование». Однако на пути к ней стоит ряд барьеров.

10.10.2019 | 17:04
Герой из девяностых. Сюжет для рассказов известный писатель брал из челябинских газет

Однажды Иван Бунин в беседе с Ириной Одоевцевой заметил, что писать нужно только о страшном или о прекрасном. Как хорошо ни изобразить скуку, все равно скучно читать. Когда читаешь тексты Романа Сенчина, думаешь про себя: «Этот парень, должно быть, выбрал для себя вариант «о страшном». Да и как не быть страшному, если пишет он о 90-х годах. Накануне известный российский писатель стал гостем «Южно-Уральской книжной ярмарки-2019».

08.10.2019 | 15:31
Пешком из Аркаима в Индию. Южноуральский след нашли в Стране танцующих богов

Челябинский археолог Андрей Епимахов вместе со своими коллегами из других стран принял участие в глобальном открытии, позволяющем подробно воссоздать картину жизни индоевропейцев и распространение их языков по всему миру. Результаты исследования опубликованы в высокорейтинговом журнале Science.

Новости   
Спецпроекты