Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Иди туда! Возможно ли реанимировать систему распределения выпускников вузов и решит ли это проблему дефицита кадров

21 Сентября 2017 Автор: Елена Николаева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Иди туда! Возможно ли реанимировать систему распределения выпускников вузов и решит ли это проблему дефицита кадров

«Распределение!». Когда-то это слово шепотком прокатывалось по всем вузам необъятного Советского Союза. Подход к управлению трудовыми ресурсами, скрытый за этими тринадцатью буквами, как раз и был призван объять необъятное — дать стране кадры на все участки и территории, вне зависимости от их «тьмутараканности».

Сейчас тьмутаракани с просторов нашей страны никуда не делись, как и кадровые потребности этих территорий. Однако система распределения канула в Лету. Мы попросили наших экспертов высказать свою позицию по поводу возможной реанимации советского подхода в управлении рынком труда, а также предложить современные рецепты перекрытия дефицита кадров в тех территориях, которые не выдерживают конкуренцию со стремлением населения жить в городах.

Кузнецов_DSC_6926.jpgОбязуются отработать

Александр Кузнецов, министр образования Челябинской области:

«В условиях действующего законодательства распределения выпускников вузов в прежнем, так называемом советском, формате нет и не будет. Это раньше было возможно планово распределять студентов, обучающихся на бюджетной основе, трудоустраивать их там, где требовали партия и комсомол.

Сейчас подобное возможно только на основании договоров, которые могут заключаться между студентом, вузом и работодателем, который заинтересован в будущем специалисте. И здесь работают две схемы. Есть целевой прием, когда работодатель направляет на обучение своего абитуриента, и второй формат — целевое обучение. В этом случае среди студентов вторых-третьих курсов отбирают тех, кто наиболее подходит под критерии конкретного предприятия или организации. И такие практики есть, когда со студентами заключают договор, который гарантирует определенные преференции со стороны работодателя. Это могут быть и дополнительные стипендии, и гарантированное трудоустройство, решение жилищного вопроса, обозначенный уровень заработной платы... Студент со своей стороны обязуется отработать по специальности оговоренный контрактом срок на этом месте.

Думаю, что по этим двум направлениям и будут дальше развиваться взаимоотношения студентов и работодателей».

Шалагин-Анатолий-главный-врач-в-ГБУЗ-«Областная-туберкулезная-больница-№-3».jpgЗаманить кадры жильем

Анатолий Шалагин, главный врач в ГБУЗ «Областная туберкулезная больница № 3»:


«Лично я голосую двумя руками за реанимацию системы распределения. Прихожу к такому выводу, анализируя состояние дел в своей сфере. Государственное здравоохранение давно уже испытывает дефицит врачей. А уж в малых городах и моногородах тем более. Если программа «Земский доктор» на селе худо-бедно работает (да и то она удерживает специалистов лишь на время отработки миллиона), то в малых городах этого вообще нет. Года два назад шли разговоры о расширение «Земского врача» на моногорода, но далее разговоров ничего не пошло. Из трудностей на пути возрождения системы распределения главным считаю жилье. Нужен резерв муниципального жилья (и не абы какого, а пригодного для проживания) для расселения специалистов. Не лишним было бы предоставить и коммунальные льготы. Но пока, думается, это из области фантазий».

Садырин_DSC6999.jpgПричины нереальности

Владимир Садырин, ректор Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета (ЧГПУ):

«Если говорить про нашу сферу, сферу образования, то, конечно, для экономики полезно, когда деньги, потраченные государством на обучение специалиста, возвращаются обществу через качественное и повсеместное бесплатное образование — дошкольное, среднее или дополнительное (кружки, секции, детские клубы).

Но введение обязательного распределения выпускников в нынешней ситуации нереально. И тому есть несколько причин. Первая — нарушение прав студентов, которые получили высшее образование на коммерческой основе. Вариант поголовного распределения «для всех» не годится, потому что человек, который сам оплатил свое обучение, сам же и волен выбирать свое место работы. Вариант распределения «только для бюджетников» — это привилегия и гарантия трудоустройства для избранной части молодых специалистов, по сути, деление людей на сорта. Вторая причина — нет механизма «отъема» денег у тех бюджетных выпускников, кто по каким-то причинам не смог работать по специальности.

Надо сказать, что сегодня есть инструменты закрепления молодых специалистов в образовании. Один из них — целевой договор, который заключается между тремя сторонами: семьей выпускника школы, муниципалитетом и вузом. В отличие от распределения это совсем другой подход, здесь муниципалитет бронирует за собой студента прямо со школьной скамьи и должен помогать становлению специалиста, который придет работать в этот муниципалитет, в том числе помогать материально (оплата учебы, проезда, премия за отличную учебу). Эта схема сейчас совершенствуется и предполагает введение в ближайшие годы четких неустоек и для муниципалитета, если он не обеспечит рабочее место своему целевику, и для выпускника, если он откажется от рабочего места.

Практика работы по целевому договору хороша для небольших территорий и не является панацеей. В цифрах это выглядит так. На очный бакалавриат гуманитарно-педагогического университета мы приняли в этом году 470 первокурсников, из них 105 по целевому набору.

Вообще, рынок труда в сфере образования находится сейчас на некотором подъеме. Более 80 % выпускников ЮУрГГПУ находят себе работу, и в подавляющем большинстве это работа по специальности. Демографическая ситуация такова, что учеников в школах становится все больше, соответственно, нужно больше педагогов. Если руководитель образовательной организации задумывается о развитии, то он находит способы привлечения молодых и талантливых кадров. Все наши студенты на всех курсах проходят обязательную практику. И не редкость, когда, например, директор школы, заприметив на практике подходящего кандидата, начинает совместно с нашими преподавателями готовить его для себя. Нельзя забывать, что для сельских учителей установлена надбавка к зарплате в 25 %, а в некоторых муниципальных образованиях есть и льготы по коммунальным платежам.  

Целевой договор, территориальные надбавки и льготы — это чисто рыночные инструменты привлечения выпускника в нужную сферу экономики. Там, где государственный человек на деле заботится о процветании своего региона, туда и направятся молодые и перспективные специалисты».  

сельские-школы_Николай-Махнев_Шишкоедов_DSC8379.jpgНеплохо стать пилотом

Николай Махнев, руководитель проекта «Энциклопедия сельских школ России»:
«Актуально! Но слишком много изменений нужно вносить в действующее законодательство. На мой взгляд, нужно выбрать ряд предложений по этой теме и попробовать. Пусть наш регион станет пилотом. К примеру, было бы интересно отработать схему компенсации части расходов, затраченных на обучение на коммерческой основе. Мне кажется, здесь более понятен механизм и не надо привязываться к возможностям муниципалитетов».

покупка-квартиры_Коршунов-Андрей.jpgВялое обсуждение

Андрей Коршунов, адвокат, руководитель коллегии адвокатов «Экономическая»:

«Последний нормативный акт, которым регулировалась эта тема, — приказ Гособразования СССР от 22августа 1988 года № 286 «Об утверждении Положения о распределении и использовании в народном хозяйстве выпускников высших и средних специальных учебных заведений», но он уже давно не действует. Документ утратил силу на территории Российской Федерации. В период 2005-2007 годов появлялась пара законопроектов на тему распределения, но все они были отклонены. Насколько я понимаю, сейчас тема находится в стадии вялого околодумского обсуждения».

Усов-Виктор-Алексеевич-(цвет),-директор-челябинского-филиала-Университета-РИО.jpgБез «общего профиля»

Виктор Усов, директор челябинского филиала Университета российского инновационного образования:

«Я бы сделал распределение обязательным только для студентов, которые учились на бюджете. Если государство тратит деньги на обучение, то оно вправе и спросить за результаты. Абитуриенты более серьезно задумались бы о выборе профессии. Это поможет сократить и утечку мозгов. Выпускники будут отвечать за потраченные на свое обучение деньги, если не хотят работать по специальности. А с другой стороны, сразу станет понятно, насколько востребованы выпускники. Если на выпускников нет заявки от предприятий и госструктур, то зачем тратить деньги на их обучение? И еще одна мысль. Если предприятие заказывает выпускника, то оно должно помогать в организации его обучения и в финансовом плане, и в организации практики, и в разработке учебных планов. Тогда университет будет вынужден выпускать не бакалавра «общего профиля», а реально востребованного специалиста».

Трифонов-Эдуард.jpgСтранное занятие

Эдуард Трифонов, генеральный директор компании «Азбука»:

«Полагаю, пропагандировать принудительное распределение в эпоху пропаганды самозанятости весьма странное занятие! Ну если говорить в плоскости эффективности расходования денег и прибыльности, то, безусловно, государству, как и каждому налогоплательщику, интересна максимальная прибыль с каждого вложенного рубля, факт! Но предлагаю начать сначала: как, на что и какого качества услуга?! Подготовка специалистов должна идти в рамках реальных государственных потребностей в данных специалистах, с пониманием того, что эти высококвалифицированные кадры должны иметь возможность самореализоваться профессионально и зарабатывать достаточно, чтобы обеспечивать себя. Вопрос не в том, что хорошие ребята не идут по специальности, вопрос в том, что по специальности нормальную работу не найти, ее нет! Причина в системном конфликте: учат специалистов, которые никому не нужны».

Дмитрий-Довбня_DSC0837.jpgВремя индивидуальной эффективности

Дмитрий Довбня, директор рекламно-имиджевого агентства «Иероглиф»:

«Распределительная система по-советски невозможна, да и не нужна. Обозначу несколько проблем современного образования, которые я увидел, будучи студентом, магистрантом и преподавателем.

1. Низкий уровень профориентации в старших классах школы (дети у нас выбирают профессию по фильмам, чаще иностранным).

2. Недоступность и нередко «неинтересность» дополнительного школьного образования.

3. Согласно одному из исследований, 71,4 % работников с высшим образованием утверждают, что их работа связана со специальностью, полученной в вузе, в том числе 57,8 %  — полностью. Соответственно, почти 30 % занятых отрицают наличие такой связи, в том числе каждый пятый (22,1 %) дал однозначный ответ «нет».

Из перечисленного выше видно, что большинство детей, приходя в институты, просто не представляют себе, чем они будут заниматься после вуза. В институте учат по программам и учебникам, сверстанным 5-10 лет назад (это в лучшем случае), вычтем время на их написание и время внедрения и практического применения до того, как этот опыт собрали, проанализировали и запихнули в программу или учебник — получаем 8-15 лет. При сегодняшней скорости развития технологий и гуманитарных практик это абсолютно ненужная в лучшем случае, а чаще всего вредная информация. Всеядность вузов в погоне за коммерческими показателями ухудшила качество преподавательского состава. На большинстве факультетов отсутствует понятие научной школы. Очень маленькое количество настоящих практиков среди преподавательского состава. И т.д. и т.п. Теперь зададимся вопросом: кому нужны такие выпускники?

А тех студентов, которые поступили в престижные вузы, на востребованные специальности на бюджет, то есть благодаря своим знаниям, зачем их ограничивать в выборе? Они и так нарасхват. И загонять их в чахлые организации в чахлых территориях неэффективно. При советской системе распределения стояла задача выравнивания, подтягивания и усиления. В той логике это было оправданно. А сейчас, когда все — и организации, и люди — ставят главной целью личную индивидуальную эффективность и конкурентоспособность, нет никакого смысла в распределительных системах».

Лавров-Андрей-кандидат-философских-наук.jpgНовая парадигма

Андрей Лавров, политолог, кандидат философских наук:

«Реанимация института распределения студентов после получения диплома в том виде, в котором он существовал в СССР, сегодня невозможна и нецелесообразна. Кардинально изменилась сама парадигма существования социума. Человек не гоббсовский раб и слуга нового Левиафана, обязанный работать «там, куда меня пошлют, куда пошлют меня работать за бесплатно». И неважно, что для государства это присутствует всего лишь на уровне конституционных деклараций. Важно, что изменилась ментальность молодежи. Еще очевиднее системно-экономические перемены. У нас более 90 % студентов учатся вне бюджета и ни формально, ни юридически, ни морально государству за обучение в вузе ничего не должны.

Попытки возродить подобную обязаловку для бюджетников (либо отработай, либо верни стоимость обучения) бесперспективны. Если человек не хочет работать в Куяше, он всегда найдет способ сделать так, чтобы его сами попросили на выход.

Главный плюс распределительной системы — гарантированные рабочие места. Но опять же государство в условиях рыночной экономики не имеет права давить на тех же предпринимателей, заставляя их трудоустраивать выпускников (зачастую абсолютно некомпетентных) в ущерб интересам бизнеса.

Честно говоря, я вообще не понимаю сверхценности закрепления выпускников по базовой профессии. Как не вижу и трагедии в ее смене хоть назавтра после получения диплома. По данным социологии, в развитых странах средний специалист меняет сферу своей деятельности (зачастую кардинально) раз в 5-7 лет. И это нормально. Коль уж наше государство воспринимает высшее образование как услугу, причем в основном платную, то чем меньше оно вмешивается в реальную жизнь здорового и трудоспособного населения, тем лучше».

Трушников Андрей.jpgЗачем биться за молодые кадры?

Андрей Трушников, главный редактор газеты «Южноуральская панорама»:

«Часто говорят, что решить проблему кадрового дефицита можно, вкладываясь в инфраструктуру территории и прописывая хорошие условия в трудовых договорах. Но мне почему-то кажется, что, насколько бы хорошо ни платили в отдаленной местности, насколько бы там ни была хорошо развита инфраструктура, она все равно будет неконкурентоспособна с городами в плане борьбы за молодые кадры. Я бы лично подумал о системе привлечения в малые территории, где есть необходимость кадрового заполнения, более зрелых людей, для них, на мой взгляд, куда проще найти мотивационные рычаги. Да и понимание ценности тишины, которую дают эти малые территории, приходит с возрастом, поэтому на возрастные кадры работать и нужно».

07.08.2020 | 15:28
На что южноуральцы жалуются омбудсмену

Уполномоченный по правам человека в Челябинской области рассказала, как быстро удается решить людские проблемы, почему омбудсмен не Дед Мороз и как победить эпидемию правовой безграмотности.

06.08.2020 | 14:35
Как это сделано. Есть ли будущее у промышленного туризма в Челябинской области

Пока закрыто авиасообщение с большинством стран, южноуральцы переориентировались на внутренний туризм. Согласно опросам, многие будут довольствоваться отдыхом внутри региона.

03.08.2020 | 09:20
Магнитогорск назвали самым выгодным российским городом для рантье

Город металлургов обогнал по доходности сдачи внаем жилья такие города, как Москва, Санкт-Петербург и Сочи.

17.07.2020 | 12:22
Пятно в биографии. Кто и как может оградить власть от криминала

Власть и криминал — эта тема в современной России очень часто оказывается на пике информационной повестки. На этот раз ее актуализировало задержание хабаровского губернатора Сергея Фургала от ЛДПР, которого заподозрили в причастности ни много ни мало к убийствам.

Новости   
Спецпроекты