Скрыть от зрителя слезы. Как актриса челябинской драмы стала графиней

2 Апреля 2019 Автор: Марат Гайнуллин Фото: Вячеслав Шишкоедов
Скрыть от зрителя слезы. Как актриса челябинской драмы стала графиней


В наступившем году, который в России объявлен Годом театра, «ЮП» продолжает рубрику «Актеры». На этот раз ее героиней стала актриса Челябинского театра драмы, заслуженная артистка России Фаина Ильинична Охотникова.

Известный театральный режиссер Валерий Фокин, говоря о нашумевшей книге Артура Соломонова «Театральная история», заметил, что здесь возникает образ театра, как «клиники», но, по выражению режиссера Александринки Леонида Вивьена, «клиники любимой».

 — Это верно, — согласилась с режиссером Фаина Охотникова. — Эта клиника любимая…

Поверить в гибель Гавроша

 — Вы спрашиваете, когда родилось первое чувство к театру? — парирует вопросом на вопрос Фаина Ильинична. — А вот как только в театр попала, так и родилось! Когда учились в школе, нас почему то не водили в театр. А родители к театру никакого отношения не имели. Так что даже и не помню, каким образом я все же попала туда и что показывали. Скорее всего, ставили пьесу по роману «Отверженные», потому что там был Гаврош. Он то и поразил в самое сердце! Впечатление усилилось еще и от того, что этот милый персонаж, как известно, погибает. И когда актриса, которая играла столь полюбившегося мне погибшего мальчика, вышла на поклон, я сидела, как завороженная, вцепившись руками в кресло. Ведь я же абсолютно поверила в гибель Гавроша! И тут вдруг такое… Весь день думала об этом, рассуждала: надо же, какая это удивительная вещь — театр! Сама то я, конечно, и не думала, что стану актрисой. Правда, после этого ходить стала во всякие кружки драматические. Однажды один из руководителей меня серьезно спросил:

 — Фая! Актрисой поди хочешь быть?

 Меня от такого вопроса прямо в жар бросило: выходит, могу, раз сам режиссер об этом спрашивает…

 Поступала в училище, но там был такой сумасшедший конкурс! Куда уж там! А я еще в то время была тихоней, неуверенной в себе, какой то забитой даже.

 Потом взяли в кукольный. А моего товарища, который станет моим мужем, пригласили в драмтеатр. Так вот и играли, он — в драме, я — в кукольном. После актерской биржи в Москве муж устроился в Уссурийский театр. Но при этом заявил, что он не один, есть, мол, у него подруга, и тоже актриса. Меня тут же вызывают из Йошкар-Олы в Уссурийск.

 Как-то ставивший у нас спектакль режиссер из ТЮЗа Владивостока заметил: «Учиться вам надо!» И сказал, что при театре у них есть студия, где можно учиться, а вечером играть на сцене. Так состоялся переезд во Владивосток. Затем был год работы в Уфе, а уже в 1967 году приехали в Челябинск.

 «Стойкий оловянный солдатик»

 Беда не приходит одна: у Фаины Ильиничны сильно заболела мама, ко всем несчастьям добавился развод с мужем. Ей пришлось возвратиться в Йошкар-Олу и работать там в кукольном театре. Так прошло восемь лет. Мама умерла. Казалось бы, уже ничего ее там не держало. Она часто вспоминала, как еще перед отъездом Наум Юрьевич Орлов сказал ей как напутствие в дорогу: «В любое время, как возвратишься, возьмем!» А из Челябинска в письмах и по телефону все звали и звали ее…

 И в 1995 году она все-таки вернулась. Конечно, не все сразу произошло. Поначалу целый год просто приходила в театр.

 И тут наступил новый трагический поворот — у Фаины Ильиничны умирает дочь. И она на семь лет становится опекуном своей внучки Вари, которой едва исполнилось 11 лет. Да и с самой опекой начались сложности. В комиссии по опеке почему то считали, что она не справится, нажимая на то, что гипертоник. А вдруг, дескать, подскочит давление?

 Ту зиму она запомнила на всю жизнь. Нужно было собрать 18 разных подписей, в том числе врачей в разных концах города. Но она победила!

 — Варя была очень трудным ребенком, — признается Фаина Ильинична. — Сколько слез я пролила — про это она и не знает… Сейчас Варе 19 лет и она уже живет самостоятельно. У нас очень хорошие отношения, она приезжает ко мне довольно часто. Любит наши веселые спектакли. «Хануму» любит. «Бабу Шанель» смотрела шесть раз. Очень волнуюсь за нее. А она меня успокаивает: «Бабуля, все будет нормально!»

 Но это сейчас все нормально, а тогда… Целый букет болезней обрушился на меня. Как уж ходила в театр, не знаю! Мне один актер тогда сказал доверительно:

 — Знаете, какое прозвище у вас здесь? Стойкий оловянный солдатик.

 Потом напряжение как-то исчезло. И снова пошли роли. Да все заметные такие! Однажды после того, как мы расстались с мужем, одна актриса сказала мне: «Знаешь, ты стала лучше играть! На тебя стало интересно смотреть! У тебя какая то внутренняя жизнь появилась. Ты не пустая… »

 Наверное, эти все мои страдания так меня изменили, что я и в самом деле перешла в какое то новое состояние. Чувствовала, что и зритель меня принимает очень хорошо. А сама думаю: ну вот, Фая, и наступает твоя лебединая песня. Да не тут то было!

 15 алых роз

 — Однажды актриса нашего театра Марина Аничкова пришла ко мне и говорит: «Хочу поставить пьесу «Афинские вечера», она как будто для тебя написана!» — рассказывает Фаина Ильинична. — И тут раздается звонок: меня вызывают на репетицию к нашему главрежу Александру Зыкову, который выбрал меня для роли в спектакле «Девичник над вечным покоем».

 Странно, думаю, почему меня? Ведь он и не знает меня! Читаю пьесу: моей героине за 50! А мне то, простите, уже за 75! Прихожу на первую репетицию и говорю режиссеру:

 — Вы на меня то посмотрите! Меня жизнь так поломала… Я же совершенная старуха! Вас это не напрягает?

 — Не напрягает.

 А потом он все же признался на банкете после премьеры очень хорошо принятой: «У вас добрая улыбка и вы очень похожи на мою маму!»

 С тех пор мы отыграли этот спектакль ровно 50 раз! И так вжились в него, что понимаем друг друга с полуслова. Копаем очень тонко. И глубоко…

 Действие происходит то на кладбище, то в квартире моей. И я там как будто живу: настолько мне все близко! Одна из юных зрительниц недавно подарила мне после этого спектакля 15 роз. Значит, и молодым нравится!

 А когда была сдача спектакля для своих, зал был полон. Аплодировали стоя. Потом приходили ко мне, долго разговаривали. А билетеры и дежурные брали за руки и признавались: «Узнаем себя!»

 — Дорогого стоит такое замечание!

 — Это правда! Но как только премьера состоялась, тут же начались репетиции «Афинских вечеров». Несмотря на то что моей героине, графине, урожденной Ростопчиной, более 90 лет, она еще в силе, летит в Париж по своим важным делам, которые спешит завершить перед смертью.

 Однажды один из актеров мне заметил: «У тебя мало от графини…» А что, скажите, должно остаться от графини у женщины, 14 лет просидевшей в сталинских лагерях? Она дружила с поэтами Серебряного века. Но они остались где то далеко, в ее туманной юности. Но какая то внутренняя культура от прошлого воспитания в ней все же осталась. А сегодня ей уже нравится свобода! И она может позволить себе смачно выплеснуть: «Ты, фраерок! Заткнись, а то я тебя живо на валенки скатаю!» Экзальтированная такая дамочка…

 — Вы верите в волшебную силу искусства?

 — Конечно, верю! В нашем театре есть спектакль «Простые истории», в котором танцуют, и танцуют прекрасно! И все становится понятно. Вообще мне нравится, когда актер умеет удивлять!

 Режиссер Александр Зыков, готовя нас перед просмотром, говорил, что этот спектакль, дескать, необычный. И вся суть в том, что со сцены в зал летит какой то импульс. Зрители его должны ощутить.

 В тот день, помню, у меня очень болели ноги, и пальцы рук почти не сгибались. И мне, честно говоря, было совсем не до импульсов (Смеется). Но спектакль смотрела с удовольствием, потирая свои ноги. И вдруг — не поверите! — чувствую в ногах такую легкость, что мне захотелось чуть ли не побежать, взлететь!
Я даже села, поджав под себя ноги, о чем еще час назад и помыслить было страшно!

 Ну, думаю, не иначе как импульс какой то поступил в меня! Правда, спрашиваю у коллег: у вас, мол, так же? А ни с кем таких чудес больше и не произошло (Смеется).

 Сцена лечит

 — В вашей творческой копилке более 70 ролей…

 — Догадываюсь, о чем спросить хотите! Регалий у меня никаких не было, да и взлетов и падений тоже — ровно так работала… Не считая, правда, спектакля «Деньги для Марии», за игру в котором мне дали звание «Лучшая женская роль года». А вот в последние годы — вдруг на тебе! — стала востребована.

 И это в то время, когда во всех театрах страны старухи страдают, потому что нет работы. У нас все, кому уже за 70, подумывают: кого из нас первым выгонят. Но, к чести нашего главного режиссера, никого еще из нас не выгнал (Смеется). А вот в Уфе главреж убрал всех пенсионеров, и старух там играют пятидесятилетние.

 Мне иной раз говорят: «Фаина, отдыхай! Ты свое уже сполна отработала!»

 Да, думаю, отработала. Сиди дома, Фая, и разгадывай свои любимые кроссворды.

 А работать-то надо! Сцена лечит, как ни странно. Многие мои ровесники приходят в театр и сокрушенно вздыхают: «Ой, дескать, ни рук, ни ног не чувствую». Но как только прозвучал первый звонок и в гримерной из динамиков звучит «Будьте готовы…», ты вдруг пошла, пошла… А уж после спектакля и вовсе ожила! Да-да! Сцена собирает тебя по кусочкам, и ты забываешь про все свои болячки. Актеры вообще люди странные: им бы вот все работать и работать.

 Знаете, в театре бытует такая формула: «Если артист не умер, значит, он должен быть на сцене»…



20.09.2019 | 10:35
Нина Дашевская: «Я пишу просто для людей»

С 4 по 5 октября в Челябинске при поддержке медиахолдинга «Гранада Пресс» пройдет главное литературное событие осени — «Южно-Уральская книжная ярмарка-2019». В программе: книжные новинки, творческие мастер-классы, лектории и встречи с популярными писателями. Один из хедлайнеров мероприятия — писатель Нина Дашевская.

17.09.2019 | 10:14
На Южном Урале вышел в свет нагайбакский словарь пословиц и поговорок

В свои 84 года нагайбакская учительница составляет третий словарь.

10.09.2019 | 15:41
Челябинск простился с известным российским пушкиноведом Маей Рыжовой

Она ушла из жизни 7 сентября на 90-м году.

08.09.2019 | 17:03
В Челябинской области необходимо уделять внимание гуманитарной сфере

Известный историк Гаяз Самигулов считает, что в вопросах изучения истории власти должны расставлять нужные приоритеты.

Новости   
Спецпроекты