101-й шанс на спасение. Искусство врачевания хирурга Малышева

6 Декабря 2021 Автор: Лия Захарова Фото: из личного архива
101-й шанс на спасение. Искусство врачевания хирурга Малышева


Его помнят пациенты, которым он подарил шанс на длинную и счастливую жизнь. О нем говорят ученики, которых он ввел в мир науки. Коллеги воскрешают в памяти то время, когда работали с ним бок о бок — в операционных, на кафедре в институтах, в лабораториях и даже в мастерских. Не забывают родные и близкие. Юрий Малышев на многие годы вперед заложил основы развития кардиохирургии на Южном Урале, определил дальнейший вектор ее развития.

Операции на открытом «сухом» сердце с искусственным кровообращением, протезирование сердечных клапанов и даже пересадка сердца стали возможны и превратились в обыденность наших дней потому, что именно Малышев придумывал, разрабатывал и начинал внедрять новые инженерные решения и хирургические технологии еще тогда, во второй половине XX века. Ему исполнилось бы 90 лет в этом году, но уже треть этого срока его нет с нами.

Бабушкины пророчества

Морозной декабрьской ночью 1931 года в городе Троицке у Малышевых на свет появился второй ребенок, назвали Юрой. Отец умер за месяц до рождения сына, и мама Раиса Григорьевна сразу же устроилась на работу, чтобы прокормить семью. Обоих малышей оставила на попечение бабушки Татьяны Ивановны. С самых первых дней мальчика одолевали частые приступы, и казалось, что ребенок не жилец. Но шло время, приступы становились реже и короче, и тогда мудрая бабушка предрекла внуку другое будущее: «Что ж мы его смерти ждем? А он еще и профессором будет!» К году болезнь совсем отступила. Представляя того гиганта, каким Юрий Иванович запомнился современникам, не верится, что в детстве он был слабым, худеньким мальчиком. Часто болел, плохо спал, просыпался рано вместе с бабушкой, и поэтому первый испеченный ею блин всегда доставался ему. С малых лет стал полноправным помощником по хозяйству: сажал и копал картошку, косил сено для коровы, любил рыбачить (тем семья и спасалась в голодные военные и послевоенные годы).

Стать врачом Юра мечтал с самого детства. В третьем классе на уроке рисования таким он себя и представил — в белом халате и с фонендоскопом на шее. Много читал, любил книги. Путь в профессию начал осознанно с училища и должности санитара в больнице. Потом поступил в институт и «пошел на повышение» — стал медбратом. До четвертого курса оставался, по признанию близких, щупленьким «прозрачным» пареньком, а потом вдруг разом рукава учебного халата, в котором он планировал перебиться еще один курс, стали коротки до локтей. За лето вытянулся на 23 см, превратившись в высокого, статного красавца. С этого момента в жизни Юрия Ивановича надежно обосновались волейбол и лыжи. Там же, в институте, познакомился с будущей женой Кирой Высоцкой.

После окончания учебы по распределению уехал в Семиозерную районную больницу Кустанайской области. В те горячие годы поднималась целина, и молодому хирургу работы хватало с избытком. За три года освоил экстренную и плановую брюшную хирургию и понял, что хочет заниматься наукой. Поэтому уже с семьей возвращается в Челябинск. Оба — ординаторы областной больницы, учатся, дежурят, растят двух детей. Днем Юрий Иванович занимается торакальной, и в том числе сердечной, хирургией. По ночам работает над кандидатской диссертацией, в 1963 году успешно ее защищает. Проходит по конкурсу на должность ассистента кафедры грудной хирургии Новокузнецкого ГИУВа, и вся семья перебирается в Новокузнецк. Юрий Иванович выполнил там множество операций как хирург, читал лекции, удивляя своей эрудицией и юмором, занимался новаторскими исследованиями в области реаниматологии. Такой напряженный ритм жизни сказался на здоровье. В легких обнаружилось затемнение, операция прошла успешно, и уже на седьмой день он начал тренировки с мячом, чтобы восстановить утраченный объем движений в левом плече. Без отрыва от лечения переводит с английского авторскую монографию Frensis D. Moore об опыте пересадки печени и, увлекшись идеей лечения послеоперационных больных, создает лучшую в стране лабораторию, которая дает максимальные показатели водно-электролитного обмена и материал для следующей, уже докторской, диссертации.

После защиты стал заведующим кафедрой хирургии Омского медицинского института. Юрий Иванович рос как специалист и мечтал заниматься кардиохирургией, создать кардиохирургический центр. Однако в Омске такой возможности не было, а в Челябинске, наоборот, появилась. Малышев принимает приглашение возглавить кафедру госпитальной хирургии, на базе которой уже существовало отделение, проводившее операции на сердце, и возвращается домой уже профессором, опытным и маститым ученым и практиком, как и предсказывала его бабушка.

Самый преждевременный из современных

Яркий и фантастически плодотворный жизненный путь Юрия Ивановича вряд ли можно назвать карьерой в привычном смысле. «Поездки в Москву в Центр ССХ им. А.Н. Бакулева, эксперименты на животных, работа с изобретениями по внедрению новых методов лечения, усовершенствование старых и изобретение новых хирургических устройств, работа над монографиями и педагогическая деятельность требовали больших сил, времени и здоровья, — вспоминала Кира Ричардовна. — Я поражалась его собранности, трудолюбию, граничащему с фанатизмом, и светлому уму». Малышеву дважды на уровне Министерства здравоохранения СССР и Академии наук СССР предлагали создать свой НИИ по кардиохирургии (по разным причинам не случилось). Важно, наверно, другое: за что бы ни взялся Малышев, все было с искренним интересом при полном отсутствии снобизма и по большой любви к медицине и пациентам. Малышев настолько хорошо знал практически всю хирургию, что его называли «поливалентным» хирургом, который все органы буквально «подержал в руках». Сам осваивал и внедрял новые операции во всех отделениях клиники, брался за самых тяжелых и сложных пациентов. При этом щедро делился опытом и знаниями с коллегами, считая, что монополистов в этом деле быть не должно.

Известен факт, что пациенты и их родственники, прознав и уверовав в Малышева, готовы были доверять только ему даже в тех областях хирургии, в которых он не оперировал. И с одним таким настойчивым ходоком у Юрия Ивановича состоялся разговор. Выслушав просьбу, он спокойно ответил: «Если вы настаиваете, то я найду нужную литературу, подготовлюсь и проведу операцию в первый и последний раз в своей жизни и за благополучный ее исход не смогу поручиться. А вот мой коллега Д. провел уже сотни таких операций, опыта и знаний у него поболее моего. Может быть, вы доверитесь ему?» Стоит ли говорить, что после таких откровенных слов пациент согласился на операцию у хирурга Д.! Это был малышевский стиль — открыто и прямо говорить правду, ничего не утаивать и не лукавить.

Все, что делал в хирургии Малышев, можно смело назвать искусством врачевания. Именно к познанию, к движению вперед он и стремился. «Иногда казалось, что все шансы стопроцентно использованы, но ему и этого мало, — писала о нем на страницах «Вечерки» Лидия Старикова. — И тогда Малышев ищет 101-й и, самое поразительное, находит»*. В 1974 году выполнил первое протезирование сердечного клапана инженеру из Ижевска Владимиру Лапину, используя для этого разработанный при его участии аппарат искусственного кровообращения. Операция прошла удачно, и безнадежно больной пациент получил второе рождение и пережил своего спасителя. А уже через год число таких операций перевалило за сотню. В 1985 году при непосредственном участии Малышева была выполнена первая на Южном Урале операция аортокоронарного шунтирования. Еще через два года отделение вышло на первое место в Союзе по количеству выполненных операций на сонных и позвоночных артериях у больных с нарушением мозгового кровообращения. Внедрялись операции по имплантации кардиостимуляторов, кава-фильтров и многое другое.

Современники считали Юрия Малышева «самым преждевременным человеком из всех современных и самым современным среди всех преждевременных»*. Было в нем какое-то лобастое упорство, с которым он не только работал, но и шел по жизни, сделал большой задел на будущее…

Писать о Малышеве и легко, и трудно. Легко, потому что даже в мелочах не нужно ничего приукрашивать или выдавать желаемое за действительное. Трудно, потому что невозможно уместить все в один текст о нем. Малышев мелькнул звездой на небосводе очень ярко и слишком коротко и ушел в историю. И слукавить перед теми, кто знал его лично, сбиться на пафосный тон было бы стыдно. Юрию Ивановичу это точно бы не понравилось!
________________
* При подготовке использованы воспоминания коллег, информация из открытых источников (СМИ, интернет-ресурсы) и материалы книги «Открытое сердце», вышедшей в издательстве «Автограф» по инициативе М.Ю. Малышева в 2001 году, спустя десять лет со дня смерти Ю.И. Малышева.

Поделиться

Вчера | 14:47
Вернись с победой. Как провожают южноуральцев на военную спецоперацию

Сегодня у военкомата Советского и Центрального районов Челябинска проходила отправка добровольцев и призванных в армию по частичной мобилизации. Их провожали родители, друзья, родственники. Все, мобилизованные на защиту Донбасса, Херсонщины и Запорожья, тридцати с лишним лет, прошли службу, многие имеют боевой опыт в горячих точках. Мы пообщались с ними и их родными, чтобы узнать, с каким чувством поедут на фронт защитники Отечества.

Вчера | 13:22
Робосомелье «Тавриды». Челябинская студентка узнала у робота секреты виноделия

В арт-школе всероссийского фестиваля ей рассказали, что может машинный разум на службе у виноградарей.

21.09.2022 | 10:01
Метод жизни Пискунова. О новых технологиях кардиологии

«Операция выполнена через прокол» — теперь такими словами уже никого не удивить. Современная медицина стремится к внедрению все более разнообразных методов малоинвазивного, или щадящего, хирургического вмешательства. Конечно, там, где это возможно.

30.08.2022 | 12:51
Челябинские рентгенхирурги залатали сердце

Насте Кузнецовой 14 лет, и она пережила уже три открытые операции на сердце. Ей дважды меняли митральный клапан и один раз, год назад, аортальный.

Новости   
Спецпроекты